Лента новостей

НАТАЛЬЯ САМОХОДКИНА: «ОРГАНИЗОВАННОСТЬ, СПЛОЧЕННОСТЬ И ВЫСОЧАЙШИЙ ПРОФЕССИОНАЛИЗМ – ЗАЛОГ НАШЕГО УСПЕХА!»

Главная » События » НАТАЛЬЯ САМОХОДКИНА: «ОРГАНИЗОВАННОСТЬ, СПЛОЧЕННОСТЬ И ВЫСОЧАЙШИЙ ПРОФЕССИОНАЛИЗМ – ЗАЛОГ НАШЕГО УСПЕХА!»

 

Мы уже писали, что с 4 по 7 июля Ростовский музыкальный театр планировал выступить с творческим отчетом на исторической сцене Большого театра России по случаю своего 20-летнего юбилея. И вот гастроли позади. В Москве театр показал три спектакля – оперу Дж. Верди «Жанна д Арк», балет Ц. Пуни «Эсмеральда» (два вечера, с разным составом исполнителей главных ролей) и грандиозное полотно – оперу М. Мусоргского «Хованщина». За дирижерским пультом стоял главный дирижер РГМТ Андрей Иванов и на «Эсмеральде» 6 июля – Алексей Шакуро.

Это были четвертые по счету гастроли РГМТ на главной оперно-балетной сцене страны.  

О том, как прошли гастроли, как Москва принимала ростовчан, мы ведем беседу с заместителем генерального директора РГМТ, кандидатом искусствоведения Натальей Самоходкиной.

- Мы выехали в Москву рекордным составом коллектива – более 300 человек. Это очень масштабная цифра, и мы понимали, что любой театр – если, конечно, это не театр оперы и балета, - выезжает гораздо меньшим составом.

Все спектакли, которые мы везли в столицу, очень сложны с постановочной точки зрения, поэтому только с декорациями было отправлено пять грузовых фур. Наш коллектив вылетал пятью рейсами на самолетах – в один и тот же день, но в разное время, часть коллектива выезжала поездом.

Все эти действия необходимо было синхронизировать так, чтобы не было никаких сбоев. Наш театр привык к подобного рода сложностям, все наши сотрудники – люди очень организованные, я говорю об этом с гордостью! Накладок не было никаких.

- Наталья Вячеславовна, с организационной составляющей гастролей вроде разобрались. Давайте перейдем к творческой стороне.

- В день приезда у нас была вечерняя репетиция «Жанны дАрк». Проводил ее режиссер-постановщик спектакля Юрий Исаакович Александров, специально приехавший в Москву. 4 июля мы играли «Жанну». Ждали спектакля с большим волнением, потому что на тот момент не очень понимали, какая публика на него придет: эта опера Верди нигде в России не идет, и для Москвы это было тоже новое название. И какова была наша радость, когда мы увидели абсолютный аншлаг на спектакле! (Забегая вперед, добавим: на каждом из четырех показанных в Москве спектаклей были аншлаги! – Н.К.)

Во время спектаклей мне повезло: благодаря капельдинерам Большого театра, которые помнят наши предыдущие гастроли, я сидела в ложе бенуара. Мне было важно видеть весь зал во время спектаклей, видеть реакции зрителей, и хочу сказать, что каждый раз зал был другой. Возьмем оперные спектакли. У нас в Ростове на оперу ходят в основном меломаны, взрослая публика и преимущественно женщины. В Москве же я увидела и на «Жанне», и на «Хованщине» много молодежи и больше зрителей-мужчин среднего возраста (около 40 лет), и что самое отрадное – эти люди понимали, КУДА и на ЧТО они пришли. Конечно, было достаточно много иностранных гостей и туристов. И знаете, что меня больше всего поразило? Культура поведения зрителей во время спектаклей. Я была бы счастлива, если бы наш родной ростовский зритель ТАК вёл себя в театре. В Большом театре верхом неприличия считаются зазвонивший телефон, разговоры и перешептывания во время действия, любое шуршание. Думаю, сотрудник любого театра мечтает об отношении к его театру как к Храму искусства.

Возвращаясь к нашей «Жанне дАрк», скажу: было заметно, что эту оперу почти никто не знает. Я чувствовала очень теплую энергетику публики, и пришлось зрителям немного помочь: люди порой не знали, где можно аплодировать, где нет. В «Жанне» Джузеппе Верди предпринял первую попытку создания сквозной музыкальной драматургии в опере. Мне, признаюсь, пришлось немного поработать клакером: я подсказывала, где можно похлопать, и зрители тут же взрывались аплодисментами. Что касается актерско-певческого состава в «Жанне», я услышала от столичных критиков много слов восхищения в адрес исполнительницы главной роли Натальи Дмитриевской. Её не нужно представлять ростовским любителям оперы: они гордятся, что в нашем театре есть такое ЧУДО, певица мирового уровня! Очень хорошо выступил Илья Говзич в роли Короля: его сильный, полётный тенор заполнял весь зал Большого театра. Говзич звучал одинаково уверенно как в сольных, так и в ансамблевых сценах. Блистательно выступил Пётр Макаров. Он убедительно воссоздал на сцене внутреннюю драму отца героини. Замечательно звучал хор. Я даже не могу найти, к чему в этом спектакле можно было бы придраться.

- Не секрет, что балет народ любит, как правило, сильнее, чем оперу. Как в таком избалованном эталонными исполнениями балетов театре, как Большой, была воспринята «Эсмеральда» в постановке вашего театра?

- В первом спектакле 5 июля Эсмеральду и Феба танцевали Мари Ито и Анатолий Устимов, Флёр-де-Лис – Екатерина Кужнурова, Квазимодо – Иван Тараканов. Кужнурова и Тараканов работали и 6 июля. А главных героев танцевали солисты Михайловского театра (Санкт-Петербург) Ирина Перрен и Марат Шемиунов, которые пленили ростовскую публику на втором премьерном показе «Эсмеральды» у нас. На первой «Эсмеральде» в Большом театре присутствовал губернатор Ростовской области Василий Юрьевич Голубев, его первый заместитель Игорь Александрович Гуськов и министр культуры нашей области Анна Анатольевна Дмитриева. Было необычайно приятно, что Василий Юрьевич нашел время в своем плотном графике, чтобы прийти в Большой театр и поддержать наш коллектив. Когда спектакль закончился, он вышел на сцену и сказал несколько теплых слов в адрес театра. Это было очень трогательно! Второй спектакль «Эсмеральды» прошел с бОльшим драйвом, чем первый. И это касалось даже не столько приглашенной замечательной пары из Петербурга, сколько нашей труппы, которая «выдала» мастерства и эмоций на все 150 процентов. И самое главное – в финале зал плакал! В сцене, где Эсмеральду ведут на казнь, и она прощается с матерью, зал замер: не слышно было даже дыхания. ПризнАюсь вам, я и сама не удержалась от слёз – от радости за наших артистов, от гордости за них. Вообще, скажу: каждый день на наших спектаклях увеличивалось время аплодисментов: если на «Жанне д, Арк» они длились примерно шесть минут, то в последний день гастролей, 7 июля, на «Хованщине» нам пришлось несколько раз после закрытия занавеса вновь открывать его: публика не отпускала артистов со сцены.  

- «Хованщина», насколько мне известно, в Большом театре не идет. Не создало ли это какие-либо трудности для восприятия московскими зрителями спектакля вашего театра?

- Спектакль в другой редакции (мы его играем в музыкальной редакции Д. Шостаковича) идет в Музыкальном театре им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко). И больше нигде в Москве! Спрос на нашу «Хованщину» был огромный. Мы очень гордимся, что в этом грандиозном спектакле работают только наши артисты! Почему за постановку этой оперы так редко берутся? Потому что сложно в театре найти такое количество отличных мужских голосов. С женскими голосами проще, хотя в редакции Шостаковича сложно спеть и партию Марфы. Ее блистательно исполнила на московских гастролях Юлия Изотова, которая недавно ввелась в спектакль. Очень хороша была в роли Эммы Екатерина Краснова. Ну, а пиршество наших мужских голосов поразило: старшего Хованского пел Алексей Фролов, молодого Хованского – Виталий Козин, Досифея – Борис Гусев. Абсолютным открытием стал Кирилл Чурсин (Голицын). Его голос как нельзя лучше подошел к акустике исторической сцены Большого театра – мощный, полётный, звонкий, как бы специально созданный для исполнения русской оперы. Постановка Павла Сорокина была принята на «ура». Без преувеличения, эти выступления были фееричны! После «Хованщины» администраторы Большого театра, которые вели наш проект от начала до конца, сказали: «Вы самый лучший театр, который приезжал к нам на гастроли! Работать с вами одно удовольствие!»

Один из залогов успеха в любом деле – организованность и ответственность.  С этим в Ростовском музыкальном театре никогда не было проблем. Конечно, всё идет, что называется, с головы – от того, как 20 лет назад здесь выстроил процесс глава театра Вячеслав Митрофанович Кущев.

Благодаря его таланту менеджера, психолога, маркетолога (список можно продолжать бесконечно) мы имеем сегодня в городе художественный организм, который, бесспорно, является самым настоящим брендом Ростова и который достойно представляет наш любимый город и наш регион вот уже 20 лет на разных сценах России и мира.   

 

                            Наталия Красильникова   

                               Фото: Дарина Гегиева                        

Блоггеры

Подпишитесь на рассылку Стоимость подписки 500 руб. на 6 месяцев

Подписаться
-->