29 мая, 2020 - 18:33

Борис Титов предложил изменить критерии определения пострадавших от пандемии предприятий

Борис Титов предложил изменить критерии определения пострадавших от пандемии предприятий

 

Бизнес-омбудсмен в своем ежегодном докладе о ситуации в бизнесе представил предложения по реализации мер господдержки в условиях пандемии COVID-19.

Как отмечено в докладе, поддержка государства на сегодня затронула лишь меньшую часть субъектов предпринимательства.

Так, от последствий пандемии пострадали предприятия, относящиеся к 161 кодам ОКВЭД. Однако 95 кодов из них не включены в перечни поддерживаемых отраслей, а на 26 кодов меры поддержки распространяются частично.

Только 25,9% опрошенных компаний входит по основному ОКВЭД в перечень пострадавших отраслей, из них лишь порядка 10% компаний воспользовались мерами поддержки.

По мнению бизнес-омбудсмена, необходимо изменить критерии определения пострадавших предприятий и устанавливать наиболее пострадавшие от пандемии предприятия по показателю снижения выручки более чем на 30 % за референтный период, либо предоставлять все виды мер поддержки не только по основному, но и по дополнительному ОКВЭД из перечня пострадавших отраслей и расширить перечень пострадавших ОКВЭД в 65 классах. В этом случае кредиты под 2% для сохранения занятости могут получить от 60% до 90% пострадавших компаний.

Кроме того, для повышения эффективности реализации уже принятых мер поддержки предлагается:

  • предоставить 100% гарантию ВЭБ.РФ по "зарплатным" кредитам под 0% и 2%;
  • продлить срок предоставления заявок для получения субсидий в размере МРОТ за апрель и май до июля текущего года;
  • освободить во II квартале от уплаты страховых взносов все пострадавшие компании, а не только субъектов МСП;
  • освободить во II квартале от НДФЛ с части заработной платы в размере МРОТ сотрудников всех пострадавших компаний;
  • при условии сохранения рабочих мест разрешить всем организациям и ИП уплачивать страховые взносы в размере 15% (с части выше МРОТ) до конца 2021 года, с возможным дальнейшим продлением льготы;
  • исключить условие о существовании бизнеса более года для предоставления мер поддержки;
  • распространить мораторий на банкротства на все пострадавшие предприятия, а не только на МСП;
  • максимально упростить процедуру выдачи кредитов на поддержание занятости;
  • внести ключевые предприятия, управляющие и владеющие торговыми центрами, в федеральный перечень системообразующих компаний (при обороте свыше 4 млрд руб.);
  • отложить введение в действие всех принятых, но не вступивших в силу новых нормативно-правовых требований, затрагивающих ведение предпринимательской деятельности (в частности, по маркировке продукции, использованию новых технических устройств в транспорте);
  • приравнять деятельность НКО к предпринимательской деятельности для получения мер поддержки.

Помимо этого, в докладе уделено внимание необходимости проработки понятных и исполнимых правил возобновления работы и выполнения санитарно-эпидемиологических рекомендаций субъектами предпринимательства на основе сотрудничества и партнерства государства и бизнеса. В частности, предлагается поощрять в регионах лучшие практики открытия предприятий. Для примера приведен опыт Ульяновской области, где предприниматель при возобновлении работы подписывает декларацию об обязательстве обеспечить исполнение санитарно-эпидемиологических требований и в случае их нарушения понести ответственность, вплоть до уголовной, ввести жесткий режим безопасности (масочный режим, измерение температуры, порядок уборки). Данная декларация заполняется онлайн, к ней прикрепляется фотография с подтверждением выполнения требований и ознакомления с условиями ответственности.

Также Уполномоченный считает важным ввести механизмы компенсации бизнесу затрат (их части) на закупку средств по дезинфекции (термометров, СИЗ, тест-систем, бактерицидных облучателей и т. д.) либо предоставлять их организациям напрямую, предусмотрев на эти цели средства из федерального бюджета. В целом следует предусмотреть объективно необходимые меры санитарно-эпидемиологического характера, например, пересмотреть нуждаемость в бесконтактных термометрах и в бактерицидных облучателях воздуха для небольших компаний, больше уделять внимание профилактической и разъяснительной работе, а при выявлении нарушений в организации в качестве наказания назначать предупреждение.

 

27 мая, 2020 - 19:55

Роспотребнадзор и отельеры не сошлись характерами

Роспотребнадзор и отельеры не сошлись характерами

 

Бизнес хочет реформировать надзорные органы

На фоне пандемии COVID-19 и кризиса рестораторы, отельеры, операторы фитнес-центров и салонов красоты попросили президента России Владимира Путина реформировать Роспотребнадзор.

Участники рынков считают нынешние требования органа устаревшими и бессмысленными, а функции — дублирующими.

Бизнес предлагает объединить Роспотребнадзор и Россельхознадзор, а новый госорган лишить контроля над разработкой стандартов, прав на проверки и инициацию закрытия предприятий.

Но с учетом возросшего веса ведомства на фоне эпидемии шансы на успех у идеи не выглядят высокими.

С просьбой провести реформу Роспотребнадзора к Владимиру Путину обратились руководители Федерации рестораторов и отельеров, Ассоциации операторов фитнес-индустрии, Ассоциации предпринимателей индустрии красоты и др.

Как отмечается в обращении, в нынешнем виде Роспотребнадзор представляет собой «карательный орган, собирающий деньги за нарушение устаревших и бессмысленных требований, аналогов которым нет нигде в мире».

В частности, санитарные и иные документы содержат положения, дублирующие, расширяющие и противоречащие требованиям действующих актов правительства, регламентов ЕАЭС и пр.

При этом, согласно КоАП, одно лицо за одно нарушение можно штрафовать по разным статьям с разными размерами штрафов. А функции Роспотребнадзора дублируются и пересекаются с Рострудом, Росприроднадзором и Россельхознадзором, продолжают авторы письма.

  • Бизнес предлагает объединить Роспотребнадзор и Россельхознадзор, передав при этом функции разработки стандартов независимым экспертам и отраслевым сообществам.
  • Госорган может иметь только экспертный голос, но не решающий, сказано в письме.
  • Кроме того, предлагается полностью отказаться от всех проверок.

Их следует заместить профилактикой и обучением, обязательной страховкой в пользу потребителя, программой производственного контроля на предприятиях и так далее.

  • Возможность закрывать и приостанавливать деятельность предприятий по решению Роспотребнадзора также должна быть исключена.

Как подчеркивают авторы обращения, только радикальные шаги, а именно новая экономическая и регуляторная политика, позволят государству обеспечить прежнюю налоговую базу и предотвратить появление огромного количества безработных в отраслях, которые наиболее пострадали от ограничений в связи с COVID-19.

 Член комиссии «Опоры России» по ресторанному бизнесу и общественному питанию Алексей Небольсин предупреждает, что российской экономике предстоит тяжелый период восстановления после карантинных мер, который только для ресторанного рынка может занять до четырех лет.

Избыточные санитарные нормы Роспотребнадзора усугубят состояние отрасли, подчеркивает он. Объединение службы с Россельхознадзором, полагает господин Небольсин, поможет оптимизировать регуляторные функции и ослабит избыточное давление на бизнес.

Но  Роспотребнадзора гораздо больше полномочий и ресурсов, чем у Россельхознадзора, положение службы дополнительно усилилось на фоне борьбы с COVID-19. Кроме того,  Роспотребнадзор находится в прямом подчинении правительства, а Россельхознадзор курирует Минсельхоз.

Реформа также потребовала бы пересмотра бюджетов, чем сейчас власти вряд ли готовы заниматься.

Сама инициатива связана с уходом из Минэкономики команды, которая разрабатывала «Белую книгу» — документ, который мог стать альтернативой СанПиНам Роспотребнадзора для рестораторов. В результате участники рынка потеряли надежду на перемены со стороны правительства.

 

27 мая, 2020 - 19:49

Предприятия бытового обслуживания Ростовской области смогут вернуться к работе только после подписания специальной декларации «о безоговорочной капитуляции» перед Роспотребнадзором. Желающих пока мало.

Предприятия бытового обслуживания Ростовской области смогут вернуться к работе только после подписания специальной декларации «о безоговорочной капитуляции» перед Роспотребнадзором. Желающих пока мало.

 

Нарушителей конвенции  обещают жёстко наказывать. Об абсурдности и избыточности большей части требований предпочитают не говорить.

 

В правительстве Ростовской области рассматривается возможность возобновления работы предприятий бытового обслуживания.

Речь идёт об автомастерских, ателье, салонах красоты, парикмахерских и стоматологий. Однако каждое такое предприятие сначала должно будет подписать специальную декларацию.

Напомним, что несколько дней назад по решению губернатора Василия Голубева возможность возобновить работу получили предприятия розничной торговли, имеющие вход с улицы и чья торговая площадь не превышает 400 квадратных метров. В их ассортименте также должны быть товары первой необходимости. Если эти условия соблюдены, то торговать можно чем угодно.

По словам первого замгубернатора Виктор Гончарова, по состоянию на 27 мая (начиная с 25 мая) в Ростовской области открылось 5100 объектов розничной торговли, или 12,3% от их общего числа.

— Объекты непродовольственной торговли пока относятся очень осторожно к этому процессу, — констатировал первый замгубернатора (что неудивительно, ведь полное выполнение всех требований влетит в  копеечку и окончательно отпугнет  и без того немногочисленных покупателей)

Следующий шаг — запуск предприятий бытового обслуживания. Но каждое из них, решившее воспользоваться разрешением губернатора, должно заполнить санитарную декларацию. Она состоит из двух документов.

Первый — это чек-лист. Он представляет собой набор требований Роспотребнадзора к той или иной сфере деятельности в условиях эпидемии коронавируса ( об их невыполнимости можно даже и не спорить). Например, для салонов красоты и парикмахерских это соблюдение масочного режима и режима социального дистанцирования, ношение работниками специальных халатов, шапочек и перчаток, регулярная санобработка помещений, запрет на бритьё и косметически процедуры и тому подобное. Второй документ — декларация, подписав которую, предприятие обязуется соблюдать все требования, изложенные в чек-листе.

По словам губернатора Василия Голубева, работать при неподписанной декларации будет нельзя. Но и сначала подписать, а потом отказаться от обязательств, говорит он, не получится.

- Предприятие, подписывая декларацию, показывает, что оно готово и согласно исполнять требования.

Если же оно подпишет, а потом будет нарушать, то последует очень жёсткое закрытие, и к вопросу возобновления его работы мы вернёмся заметно позже, - говорит губернатор (то есть уже понятно, что многие предпочтут закрыться).

Декларации уже активно рассылаются предприятиям. Но подписывают её вяло.

Так, по словам главы администрации Ростова Алексея Логвиненко, по состоянию на утро 27 мая 210 компаний уже подписали все документы. Ещё 998 они разосланы. Среди них — 613 салонов красоты и парикмахерских, 102 ателье, 167 стоматологий и 116 станций техобслуживания.

Всего же в Ростовской области пока подписано порядка 4 тысяч деклараций. Так что особого энтузиазма у бизнеса очередные непродуманные рекомендации не вызывают.

27 мая, 2020 - 11:29

Правительство готовит план восстановления экономики на 8 трлн. рублей. Малый и средний бизнес забыли.

Правительство готовит план восстановления экономики на 8 трлн. рублей. Малый и средний бизнес забыли.

 

Всё как мы любим- чтобы  восстановить  остановленную  на два месяца экономику ,  теперь понадобиться полтора года и минимум 8 трлн. руб.

 Успех же мероприятия неочевиден.

В подготовленном правительством РФ плане восстановления экономики, который должны внести в администрацию президента 1 июня, заложено около 8 трлн. руб. за 2020–2021 годы.

Из этой суммы нагрузка на бюджет оценивается примерно в 6 трлн. руб. в виде расходов и недополученных доходов, 2 трлн. руб. составят инвестиции в инфраструктуру, в том числе внебюджетные.

Здесь есть трюк: в общую стоимость пакета мер на 8 трлн. включены и расходы на ранее одобренные меры поддержки населению и бизнесу.

Малый и средний бизнес правительство за все время кризиса собиралось поддержать на 1,9 трлн. рублей (из них живые деньги — 589,5 млрд. рублей).

Поддержка населения  - 546,5 млрд. рублей (живыми деньгами — 512,9 млрд.). 

Больше всего - 2 трлн. рублей - должны составить инвестиции в инфраструктуру (в том числе внебюджетные).

В частности, правительство зачем-то собирается довести до конца уже намеченные крупные инфраструктурные проекты: расширение БАМа и Транссиба, строительство автотрассы из Москвы в Казань и др.

Еще более 700 млрд. рублей в плане восстановления экономики могут стоить пока не проработанные «прорывные инициативы» правительства (раздел с ними прилагается к проекту плана).

На поддержку различных отраслей выделяется свыше 1,5 трлн. руб., регионам достанется 1 трлн. руб.

Масштабная поддержка малому и среднему бизнесу, как и следовало ожидать, в проекте не предусмотрена.

В дополнение к уже одобренным( на практике малоэффективным) мерам обещано в основном упрощение регулирования: упрощенная процедура банкротства, сокращение издержек с помощью системы быстрых платежей ЦБ, снижение административной нагрузки и т. д.

Мораторий на плановые проверки малого и среднего бизнеса предлагается продлить до конца 2021 года, а внеплановые серьезно ограничить.

На дополнительные социальные выплаты предлагается направить 180 млрд. руб. Поддержка населения должна быть более адресной.

К концу этого года будет установлен единый подход к определению состава семьи и ее доходов, на основе которого будет приниматься решение, нужна ли такой семье помощь (как показывает практика, после этого вообще никто и ничего не получит).

К концу 2021 года власти рассчитывают снизить безработицу аж на 0,8% - до 5% (в апреле 2020 года она составила 5,8%), добиться темпов роста экономики до 2,5% (а при такой формулировке и 0,5% - уже рост) инвестиций - до 4,5%, реальных зарплат - минимум на 2,5%, доля населения с доходами ниже прожиточного минимума должна быть меньше, чем в 2019 году (13%).

На что потратят деньги

Из 6 бюджетных триллионов больше всего планируется потратить на поддержку пострадавших отраслей (1,5 трлн.) и регионов (1 трлн.).

Поддержку отраслей власти планируют осуществлять с помощью субсидий, госзакупок и госгарантий:

  • 140 млрд. рублей правительство готово предоставить авиационной промышленности в виде гарантий по кредитам на закупку 59 судов Sukhoi Superjet 100 (самый большой парк — у «Аэрофлота»);
  • 62 млрд. — направить на поддержку лизинга самолетов;
  • 17,5 млрд. — на субсидирование региональных авиаперевозок;
  • 11,7 млрд. могут получить туркомпании в виде снижения НДС, также им предлагается компенсировать половину процентов, уплачиваемых по кредитам.

Ставка в плане делается на поддержку инвестиций.

В последнем указе Владимир Путин поручал увеличить их долю в ВВП с 20,6% до 25%. Инвестиции крупного частного бизнеса, считает правительство, поддержит вступление в силу закона о защите и поощрении капиталовложений (в планах — расширить круг проектов и отраслей, которые могут заключить такие соглашения с правительством и получить поддержку государства). Инвестиции госкомпаний правительство, сказано в плане, поддержит субсидиями и докапитализацией. Во сколько она может обойтись — непонятно. 

На социальные выплаты населению в плане предусмотрено только 180 млрд. рублей. В числе мер: повышение до средней зарплаты с 2021 года пособия по временной нетрудоспособности родителям, ухаживающим за больным ребенком до 7 лет; повышение выплаты детям в возрасте от 3 до 7 лет до прожиточного минимума (в Москве почти 20 000 руб.), если доход семьи не превысит прожиточного минимума. Социальная поддержка станет быть более адресной, следует из плана —к декабрю 2020 года будет установлен единый подход к определению состава семьи и ее доходов, на основе которого будет приниматься решение, нужна ли такой семье помощь.

Малый бизнес — вдобавок к уже обещанным снижению страховым взносам и налоговым каникулам во II квартале — обещают только послабления в регулировании. Бизнес ждет упрощенная процедура банкротства, снижение административной нагрузки, мораторий на плановые проверки до конца 2021 года.

Все вместе позволит восстановить российскую экономику до конца 2021 года: к этому моменту безработица должна быть снижена до 5% (в апреле она выросла до 5,8%, максимума с апреля 2016 года), разогнать темпы роста экономики до 2,5%, инвестиций — до 4,5%, реальных зарплат — минимум на 2,5%.

В 2020 году экономика, по прогнозу Минэкономразвития, упадет на 5%, в 2021 году — вырастет на 2,8%. (то есть по факту, два месяца «карантина» и «самозоляции» обойдутся в 3,2 % ВВП).

- Бизнесу важно, чтобы восстановился спрос и появилась возможность заработать, а регуляторных послаблений для этого недостаточно, - считает руководитель бюро по защите прав предпринимателей московского отделения «Опоры России» Алексей Петропольский. 

Но пока государство больше действует по схеме «все решится само», считает он. 

 

 

26 мая, 2020 - 01:20

Лучше поздно, чем никогда. Минэкомики нашло способ расширить господдержку ещё на 200 000 пострадавших фирм

Лучше поздно, чем никогда. Минэкомики нашло способ расширить господдержку ещё на 200 000 пострадавших фирм

Минэкономразвития предложило предоставить возможность российским компаниям до 1 июля уточнить код основного вида деятельности, чтобы получить право на поддержку от государства во время кризиса.

Письмо за подписью главы министерства Максима Решетникова было направлено 23 мая премьер-министру Михаилу Мишустину.
В начале апреля правительство утвердило список пострадавших отраслей, в который внесло девять направлений, в том числе туризм, авиаперевозки, общепит, гостиницы, дополнительное образование. Позже перечень дополнили стоматологической практикой и демонстрацией фильмов, деятельностью по организации конференций и выставок, а также непродовольственным ретейлом.
В действующей редакции список включает в себя 11 пострадавших отраслей, в каждой указаны один или несколько кодов видов деятельности в соответствии с общероссийским классификатором видов экономической деятельности (ОКВЭД).
В письме Решетников указывает, что поступает много жалоб от компаний, которые не могут получить поддержку, хотя фактически работают в пострадавших от пандемии отраслях.

Причина в том, что код ОКВЭД, указанный при регистрации и записанный в Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей (ЕГРИП) или Едином государственном реестре юридических лиц (ЕГРЮЛ) как основной вид деятельности не соответствует виду реально осуществляемой деятельности.
Речь, как поясняет министр, идет о предприятиях, которые действительно работают в пострадавших отраслях, но у которых в качестве основного вида деятельности указаны коды классов, подклассов, групп или подгрупп видов деятельности, которые иерархически включают в себя коды ОКВЭД пострадавших отраслей, но формально им не соответствуют.

Претендовать на помощь государства такие компании и индивидуальные предприниматели не могут, так как большинство нормативных актов о мерах поддержки предусматривают определение вида деятельности именно по коду, содержащемуся в ЕГРИП или ЕГРЮЛ на 1 марта 2020 года.
Минэкономразвития предлагает «предусмотреть возможность определения основного вида деятельности по коду ОКВЭД, уточненному субъектом малого и среднего предпринимательства в ЕГРЮЛ или ЕГРИП в срок до 1 июля внутри класса (подкласса), группы (подгруппы), которые включают в себя код ОКВЭД пострадавших отраслей». По данным ведомства, это потенциально расширит список получателей господдержки более чем на 200 тыс. субъектов малого и среднего бизнеса.
В этом же письме Минэкономразвития указывает на необходимость продлить до 30 июня действие моратория на проведение налоговых проверок, а также проверок соблюдения валютного законодательства, а также приостановления операций по счетам в банках и переводов электронных денежных средств. Пока ограничение действует до 31 мая. Эта инициатива была поддержана на совещании у первого вице-премьера Андрея Белоусова 21 мая, говорится в документе.
О многочисленных жалобах на невозможность получить господдержку из-за кода ОКВЭД сообщали представители «Опоры России» и Общероссийского народного фронта (ОНФ). ОНФ обращался в Минэкономразвития с просьбой разобраться в этой проблеме и указывал, что объективный перечень наиболее пострадавших отраслей может быть сформирован только после получения полной и достоверной информации о падении доходов и выручки конкретной компании за несколько месяцев.
В частности, с проблемой столкнулись многие стоматологические клиники.

Как пояснил президент «Опоры России» Александр Калинин, эта сфера вошла в правительственный список с кодом 86.23 «Стоматологическая практика».

По нему работают примерно треть клиник, еще треть работают с кодом 86.21 «Общая врачебная практика», остальные — по коду 86.22 «Специальная врачебная практика».
Аналогично не могут получить льготы и частные образовательные организации дошкольного образования, утверждает «Опора России».

В правительственный список вошли два кода: 85.41 «Образование дополнительное детей и взрослых» и 88.91 «Предоставление услуг по дневному уходу за детьми».

Но в основном частные детские развивающие центры работают с кодом 85.11 «Образование дошкольное», потому что только с таким кодом возможно получить лицензию на образовательную деятельность.
В ходе онлайн-встречи с думской фракцией ЛДПР 25 мая Решетников назвал тему кодов ОКВЭД самой больной в системе мер поддержки экономики.

-Мы прекрасно понимаем, что эта система — вынужденный выбор. Нам надо было быстро помогать экономике, - сказал он.

Министр объяснил, почему власти решили все-таки не оказывать поддержку по критериям падения выручки, как предлагало бизнес-сообщество: «

-Отчетность, особенно у МСП, квартальная. Иными словами, чтобы помочь бизнесу, нам надо было бы дожидаться июля—августа, чтобы кому-то помочь. Но к тому времени мы могли бы большую часть бизнеса потерять. Поэтому пошли по логике ОКВЭДов, даже понимая, что она несовершенна.
Признавать предприятия пострадавшими не по коду ОКВЭД, а по падению выручки на 30% и более предлагал, в частности, бизнес-омбудсмен Борис Титов. В апреле и мае он направил два письма с такой инициативой президенту.
«Опора России» поддерживает предложение Минэкономразвития, сообщил президент организации Александр Калинин.

По оценке делового объединения, лишь 25% всех малых и средних предприятий имеют возможность претендовать на господдержку, в то время как число пострадавших растет. В пострадавших отраслях сейчас, по словам Калинина, работает около 1,5 млн субъектов малого и среднего бизнеса.
Правительственный перечень пострадавших отраслей распространяется на весь бизнес, но право уточнить код ОКВЭД предлагается дать только малым и средним предприятиям. Калинин предположил, что в случае с крупными компаниями расходы государства были бы более значительными.

-Все-таки средства ограниченны, и они хотят хотя бы разрешить это малому и среднему бизнесу, -пояснил он
По словам сопредседателя «Деловой России» Антона Данилова-Данильяна, многие предприниматели долгое время наплевательски относились к определению основного вида деятельности, из-за чего теперь возникают сложности.

-Мы много раз говорили, что каждый бизнес должен смотреть, от какого вида деятельности получает наибольшую часть своей выручки, и периодически менять свой профиль. Это важно, чтобы о тебе была информация на рынке как о представителе соответствующей отрасли и чтобы статистическая информация о твоей деятельности составляла более точную картину, - объяснил он РБК.
Предложение Минэкономразвития полезно для бизнеса с точки зрения помощи, а для государства - с точки зрения прозрачности, полагает Данилов-Данильян.

Он отметил, что «Деловая Россия» предлагает также обязать поставщика соответствовать по основному коду ОКВЭД объекту госзакупки.

Об этой инициативе организация писала в Минэкономразвития в мае .

25 мая, 2020 - 19:18

В России все страшнее заниматься бизнесом

В России все страшнее заниматься бизнесом

 

 

Омбудсмен Титов предлагает узаконить онлайн-допросы беглых предпринимателей.

 

Недоверие бизнеса к правоохранительным органам и судебной системе достигло рекордных значений.

Об этом свидетельствуют данные исследования Федеральной службы охраны (ФСО), которое прилагается к ежегодному докладу, подготовленному уполномоченным при президенте по защите прав предпринимателей Борисом Титовым.

Суду и следствию веры нет

Служба спецсвязи и информации ФСО поинтересовалась мнением экспертов (адвокатов, прокуроров, правозащитников и ученых-юристов), а также бизнесменов, подвергавшихся уголовному преследованию. Всего были опрошены 279 экспертов и 189 предпринимателей в 36 регионах.

Три четверти респондентов (74,3%) считают, что ведение бизнеса в России небезопасно — в 2017 г. такой точки зрения придерживались 57,1%. Доля опрошенных, считающих, что российское законодательство не предоставляет достаточные гарантии защиты бизнеса от необоснованного преследования, остается практически неизменной и на протяжении последних трех лет сохраняется на уровне 70−71%. Зато заметно увеличилась доля респондентов, не считающих правосудие в России независимым и объективным: с 50% в 2017 г. до 73,8% в 2020 г. Примечательно, что не доверяют судебным органам также 57,7% опрошенных экспертов.

Продолжает расти и недоверие к правоохранительным органам: с 45% опрошенных в 2017 г. до 70,3% в 2020 г.

При этом почти три четверти респондентов считают квалификацию следователей недостаточной для расследования преступлений экономической направленности. А подавляющее большинство опрошенных (76,7%, в том числе почти половина представителей органов прокуратуры) полагают, что преступления в сфере предпринимательской деятельности должны расследоваться одним специализированным следственным органом.

Причиной возбуждения против них уголовных дел предприниматели чаще всего (41,3%) называют личный интерес сотрудников правоохранительных органов.

На втором месте - конфликт с другим бизнесменом (37,6%). При этом деятельность правоохранительных органов по противодействию коррупции считают неэффективной 74,1% опрошенных (в 2017 г. таких было 61,1%).

Но есть и хорошие новости: доля участвовавших в опросе предпринимателей, готовых после уголовного преследования продолжать заниматься бизнесом в России, увеличилась за последний год с 46,9 до 63,5%.

Ценой здоровья и репутации

84,2% опрошенных предпринимателей сообщили, что в результате уголовного преследования их бизнес был полностью или частично разрушен. Половина жалуется на то, что преследование привело к потере их здоровья и репутации, 33,9% потеряли большую часть активов.

46,6% опрошенных вменялась статья 159 Уголовного кодекса (мошенничество), при этом в 19% случаев — в совокупности с другими составами преступлений. Более половины до начала уголовного преследования имели предпринимательский стаж более 10 лет. Несмотря на запрет арестовывать предпринимателей, почти каждый пятый из опрошенных был заключен под стражу (23,8%), 9,5% — под домашний арест. Только в отношении 2,1% из них в качестве меры пресечения избирался залог.

Сами предприниматели наиболее травмирующими для бизнеса назвали арест банковских счетов и контакты правоохранительных органов с контрагентами (по 16,9%), а также изъятие документов (16,4%). Арест — лишь на третьем месте.

Действительно, опросы показывают, что проблемы с арестом счетов и имущества встают вровень с проблемой заключения предпринимателей.

Это становится еще одним инструментом давления на бизнес. И хотя по экономическим преступлениям с недавних пор предусмотрен особый порядок изъятия вещественных доказательств, выясняется, что применялся он только к 17% опрошенных бизнесменов. То есть механизм защиты прав бизнеса есть, но срабатывает не всегда.

Уполномоченный предлагает

Системного прорыва в решении проблем бизнеса в уголовно-правовой сфере в очередной раз не произошло, следует из доклада уполномоченного.

Следствие и суды продолжают арестовывать предпринимателей.

Оперативные мероприятия и следственные действия по-прежнему проводятся с изъятием документов и электроники, имущество предприятий изымается или арестовывается.

68% обращений к уполномоченному касаются немотивированного возбуждения уголовных дел, следует из доклада. Основным составом преступления, по которому предприниматели привлекаются к уголовной ответственности (55% обращений к бизнес-омбудсмену), остается мошенничество, а значительная доля дел по-прежнему результат перевода гражданско-правовых споров в уголовную сферу.

Избежать перевода корпоративных конфликтов в уголовно-правовую плоскость позволит в том числе отказ от расширительного толкования концепции автономности юридического лица.

Сейчас такая практика позволяет новому собственнику предприятия привлекать к уголовной ответственности прежнего собственника или руководителя компании за действия, совершенные теми при осуществлении полномочий.

По мнению омбудсмена, необходимы разъяснения Верховного суда относительно ограничений в переоценке экономической целесообразности управленческих решений, принятых прежними собственниками и руководителями, по инициативе новых собственников, которые приобрели предприятие в том финансовом состоянии, в котором оно находилось на момент перехода права собственности. Проблему с арестами бизнесменов поможет решить более активное применение залога. А преодолеть «обвинительный уклон» судов способен перевод предпринимательских дел в юрисдикцию суда присяжных.

По-прежнему актуальна проблема возвращения на родину предпринимателей, подвергшихся уголовному преследованию. С 2018 г., когда свет увидел первый «список Титова», в аппарате омбудсмена изучили более 100 обращений беглых бизнесменов. В Россию вернулись 11 из них, дела еще 21 заявителя остаются в работе, при этом лица, находящиеся за рубежом, столкнулись с невозможностью полноценно защищать свои права в качестве участника уголовного судопроизводства. Чтобы решить эту проблему, считает Титов, необходимо предусмотреть в УПК возможность дистанционного допроса — например, путем использования одобренных правоохранительными органами систем видеоконференцсвязи. Данные о личности допрашиваемого могут быть заблаговременно удостоверены российским консульством, либо такое подтверждение может проходить с использованием портала «Госуслуги», путем получения электронного QR-кода.

Проблемы и перспективы

Сопредседатель «Опоры России» Александр Калинин отмечает, что проблемы уголовного преследования остаются наиболее актуальными для бизнеса, несмотря даже на текущий кризис. Проблема стоит настолько остро, что в «Опоре» решили создавать в регионах собственные бюро защиты прав предпринимателей, это позволит объединить усилия с омбудсменами.

Заместитель председателя комитета Госдумы по законодательству Рафаэль Марданшин говорит, что предложения бизнес-омбудсмена выглядят вполне разумно.

Действительно обсуждается идея перевода дел о преступлениях в сфере бизнеса под юрисдикцию суда присяжных. Тут есть определенная специфика, отмечает он: все-таки это дела, которые требуют специальных знаний. Но вот дела о мошенничестве вполне можно отдать присяжным, соглашается он.

На самом деле очень важно, что такой доклад в принципе есть, во многом он идет в противовес той картине, которую рисуют представители правоохранительных органов.

Проблема незаконного возбуждения уголовных дел все еще сохраняется. В прошлом году, например, удалось переломить самый неблагоприятный тренд - применение к бизнесменам статьи об организованной преступности.

Проблему удалось донести до президента, тот дал сигнал правоохранительным органам, Госдума внесла поправки, и число подобных дел пошло на убыль.

Однако очень часто вопрос не столько в области права, сколько в области правоприменения. То есть многое зависит от судов, а в этой системе изменения хоть и идут, но не так быстро.

Очень радует, что в большинстве предложений уполномоченный отходит от конструкций, ориентированных исключительно на предпринимателей, акцент в докладе делается на системной правке уголовного и уголовно-исполнительного законодательства. Эффективной мерой может стать запрет обращаться с заявлением о возбуждении уголовного дела, если ущерб был нанесен до приобретения бизнеса: часто такие дела - это история практически про прямое вымогательство, отмечает Титаев. Сомнение вызывает только то, что вводить такой запрет предлагается постановлением пленума Верховного суда.

Проблема в том, что часто постановления пленума воспринимаются как политическая декларация, а вот ориентироваться нижестоящие суды предпочитают на практику.

24 мая, 2020 - 17:55

Малый бизнес- сам по себе, государство- само по себе

Малый бизнес- сам по себе, государство- само по себе

 

 Игорь Симаков, председатель комитета по развитию малого и среднего бизнеса ТПП Ростовской области, председатель экспертного совета при уполномоченном по защите прав предпринимателей Ростовской области, директор медицинского центра «Здоровье» ООО НПФ «Макси» - о проблемах малого и среднего бизнеса в условиях пандемии:

 

-Реально людей, которые смогли воспользоваться льготами крайне немного из тех предпринимателей кого я знаю. Еще меньше тех, кто смог воспользоваться пресловутой помощью в размере одного МРОТ.

 Гораздо   больше тех, кто, имея право на льготы и преференции ничего не получил – так как последовал отказ. 

Ещё больше тех, кто не может ни на что рассчитывать из-за путаницы с ОКВЭД. Люди не имеют или основных, или   дополнительных кодов.

Имеют место и такие ситуации, когда местные администрации просто закрыли те или иные предприятия, ориентируясь по ОКВЭДам, в то время как   прямого запрета на деятельность Указ президента и постановления кабмина не содержали.

Складывается впечатление, что власть   будут поддерживать понятный и родной им крупный бизнес- системообразующий, по их мнению.

А МСБ- он как одуванчики на лугу- сами выросли, сами умерли и выросли потом вновь.

 А вот зато обещаний от правительства много.

Но реальной помощи мало. Много самодеятельности на местах. Для меня как медика показателен пример с врачами.  На уровне президента было сказано-  выплаты всем задействованным в лечении коронавирусных больных. А на «земле» стали считать- кто сколько часов, минут и дней с ними взаимодействовал.  Хотя указания платить    по отработанному времени не было.

Что касается бизнеса в целом, то наглядным примером подхода к помощи служит позиция некоторых банков   -  когда люди, имеющие все основания для получения кредитов, приходят в банки, то слышит в ответ - у вас в платёжках этот код ОКВЭД указан?

Да никто его обычно никогда не указывает. Это не нужно в текущей работе. А теперь банки придумали новый заградительный барьер на пути помощи реальном пострадавшему бизнесу.

За всем этим проглядывает системная проблема малой компетентности тех чиновников, которые готовят подобные решения.

Поэтому малому бизнесу, самозанятым, микропредприятиям, пора уже всё понять и перестать чего –то ждать от государства, даже тем, кто имеет право на какую -то помощь по последним постановлениям.

Надо опять начинать только со своими силами. То есть на фоне пандемии бизнес столкнулся с позицией государства, которую несколько месяцев назад озвучил президент, назвав бизнес в интервью жуликоватым. И чиновники всех уровней сигнал уловили и поняли. И поэтому не нужно строить никаких иллюзий - что родились сами выживали сами и будет возрождаться сами.

Про местные механизмы поддержки- их как бы очень много.  Но они трудно доступны в том смысле, что не сведены в единую систему. И обставлены большим количеством трудновыполнимых условий. при этом формально есть несколько различных онлайн-  путеводителей по льготам и мера поддержки, но все они очень запутаны.  При подробном знакомстве с предлагаемыми формами и способами поддержки понимаешь - везде очень много подводных камней и дополнительных условий, сводящих всё на нет. 

То есть чиновники могут много и красиво говорить - мы столько дали инструментов, пользуетесь. А нужно говорить о том, что получилось в итоге, кто смог чем -то воспользоваться и выжить как бизнес. Пока можно наблюдать обратную картину. Бизнесы закрываются, поддержки не получая.

В итоге приходишь к выводу- такое обилие форм и инструментов   поддержки на деле оборачивается ограничениями, потому, что оно   ограничивает возможности   получения, в первую очередь полной информации   о самих   мерах поддержки бизнеса. Так создается видимость, а никакого   результата нет.

Наглядный пример- ситуация с самим механизмом кредитов на заплату.

В США, например, кредиты были бюджетными.

То есть деньги выдавало государство, банки всего лишь служили операторами.

В нашем варианте государство только дотирует кредит до 2% (почему, правда, 2%, а не 0 - не очень понятно) и берет на себя 85% риска.

А 15% риска в любом случае остаются на коммерческих банках. И непонятно, как банки к этому риску должны относиться, зачем он им вообще.

Ведь речь заведомо идет о наиболее пострадавших отраслях, то есть компаниях в тяжелом финансовом состоянии, многие из которых отдать кредит не смогут.

Кроме того, непонятно за чей счёт кредит будет прощен, если компания соблюдет условия и сохранит персонал. Уже сегодня банки должны понимать и то, что это будет за счет государства, и процедуру этой компенсации. Но в целом похоже на то, что государство опять спихивает ответственность за решение социальных проблем на банки и реальный сектор

 И даже если завтра открыть все- многие сферы экономики    если и восстановятся, то года через два.

Например, не менее 10 тысяч компаний- а это в основном мелкий бизнес- которые занимались организацией   детского досуга и отдыха. Все цепочки их взаимодействий нарушены. Многие навсегда.

Тут можно ещё провести не очень приятную аналогию с советскими временами- кроме не очень обширной сети разных кооперативов и артелей, был большой сегмент того, что сейчас называется мелким бизнесом- цеховики.

Но государство тогда честно говорило: мы с цеховиками боремся.  Их деятельность нам не нужна, так как противоречит нашей идеологии и экономической политике. 

А сейчас картина обратная. На словах поддерживают, а на деле совсем наоборот.  Ну скажите уже честно – мы тут с карантинными мерами дров наломали, надо спасть «большую» экономку, нам не до вас. Выживайте сами, как хотите. Но ведь не говорят.

Тогда ведь придется признать, что все хаотично и быстро придуманные, собранные на коленке меры поддержки   создают только конфликты и напряженность в обществе. Мы за два месяца разрушили многое на ментальном уровне. 

 В обществе зреет неуважение к праву, так как люди видят- хочешь выжить-  вынужден нарушать различные законы, постановлении и указы.   Мы разрушили уважение к праву, к закону, к справедливости, и мы не   увидели во власти той системы на которую можно опереться, которая защищает своих граждан, создает им   условия для жизни.

А увидели корпорацию, защищающую своих, и формирующую у остального правового нигилизма.   Это проявление непрофессионализма власти. Но в этом и вина населения.  По большому счету, нарушен общественный договор между государством, и народом- мы не занимаемся политикой, а вы нам свободу перемещения, потребительское общество, и т.д. И в итоге во власти появились те люди, которые появились.

А ситуация с пандемией   в полной мере проявила нарастающий конфликт. И в этой связи остается только пожелать малому и среднему бизнесу удачи, и опоры только на собственные силы.  

24 мая, 2020 - 01:46

Роспотребнадзор сочинил рекомендации для общепита. Страшно далеки они от народа.

Роспотребнадзор сочинил рекомендации для общепита. Страшно далеки они от народа.

 

После успешного демарша Минтраса и Росавиции, своими нормативными документами (которые, в отличие от «хотелок» Роспотребнадзора, согласованы с бизнесом, и обязательны к исполнению в отрасли) утвердивших вполне реальные правила перевозок в «короновирусную» эпоху, общественные объединения бизнеса все активнее разрабатывают свои нормативы, по которым действительно можно работать   после «самоизоляции».

 

Между   тем, Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор) разработала «Рекомендации по организации работы на предприятиях общественного питания и торговли в условиях сохранения рисков распространения COVID-19».

Документ 21 апреля подписала руководительница службы Анна Попова.

Документ регламентирует правила работы рестораторов в условиях ограничений, связанных с коронавирусом, а также с постепенным переходом в штатный режим работы. Этапов названо четыре:

Первый. Режим ограничений, связанный с COVID-19:

ресторан может работать только на доставку или навынос;

сотрудники обязаны ежедневно проходить «входной фильтр» с измерением температуры; персонал обязан работать в масках и перчатках, пользоваться антисептиками, проводить влажную уборку и проветривание каждые два часа;

обеззараживать помещения бактерицидными лампами.

Второй. Переходный режим – начало выхода людей из массовой «самоизоляции»: открыться смогут только заведения площадью не более 50 кв. м при условии установки в обеденном зале не более 5 столов по 1–2 посадочных места на расстоянии не менее 1 м друг от друга;

массовые мероприятия (банкеты, поминки и проч.) запрещены;

сотрудники обязаны ежедневно проходить «входной фильтр» с измерением температуры; персонал обязан работать в масках и перчатках, пользоваться антисептиками, проводить влажную уборку и проветривание каждые три-четыре часа;

обеззараживать помещения бактерицидными лампами.

Третий. Режим стабилизации – стойкая тенденция к снижению заболеваний COVID-19 в регионе и стране:

открыться смогут предприятия не более чем с 20 посадочными местами, расстояния между столиками не могут быть менее 1 м и посадкой по 1–2 человека;

массовые мероприятия (банкеты, поминки и проч.) разрешены при условии размещения столов на расстоянии не менее 1 м друг от друга и посадкой 1–2 человека;

сотрудники обязаны ежедневно проходить «входной фильтр» с измерением температуры; персонал обязан работать в масках и перчатках, пользоваться антисептиками, проводить влажную уборку и проветривание каждые пять-шесть часов.

Четвертый. Штатный режим – отсутствие заболеваний COVID-19 в регионе и стойкая тенденция к снижению в стране:

работают все предприятия общепита;

сотрудники обязаны ежедневно проходить «входной фильтр» с измерением температуры; персонал обязан пользоваться антисептиками, проводить влажную уборку по мере необходимости в течение дня и дезинфекцию в конце работы.

«Контрольным выстрелом в голову» назвали рекомендации Роспотребнадзора рестораторы: львиная доля заведений сможет открыться лишь на четвертом штатном этапе. Открывать заведение, изначально рассчитанное на посадку 100 человек, ориентируясь обслужить лишь пять столов или 20 человек, абсолютно нерентабельно: проще не открываться вовсе.

Ведь с момента открытия заведений начнут действовать все приостановленные обязательства: возобновятся замороженные оплаты поставщикам и арендодателям, придется вывести на работу персонал.

Документ составлен службой, которая живет какой-то своей жизнью, абсолютно оторванной от реальности и экономики предприятий, которые они регулируют, говорят в отрасли, и документ не вывешен на обсуждение, не показан деловым объединениям и не согласован с профильными министерствами.

Для бизнеса в индустрии питания вне дома эта бумага – смерть.

Для форматов, связанных с праздниками, Роспотребнадзор рекомендует после снятия карантина сажать гостей за отдельные столы на одного человека и делать между столами расстояние в метр, что нереализуемо в принципе.

Для рестораторов работа возможна лишь на четвертом этапе, до этого момента могут существовать лишь заведения фастфуда, торгующие через окно навынос.

3 апреля вышло постановление правительства об отсрочках по аренде для бизнеса, но отсрочка действует до 2021 г., а потом всем рестораторам придется платить по существующим ставкам.

Отсрочки не решат проблем, уверяют рестораторы. 

В отрасли общественного питания работает более 125 000 заведений, из них 86 000 – рестораны, кафе и бары, всего трудоустроено 1,2–1,3 млн. человек, говорилось в межотраслевом письме компаний сферы услуг в правительство России от 7 апреля. Выручка ресторанов и кафе упала до 80% и падение ускоряется, пояснял тогда президент Федерации рестораторов и отельеров Игорь Бухаров. 

По его мнению, если поддержки не будет, отрасль ждут банкротства: необходимы мораторий на арендные платежи и 60 млрд. руб. субсидий на зарплату.

Федерация рестораторов и отельеров (ФРИО) совместно с профессиональным сообществом подготовила предложения по поэтапному выходу из-под антивирусных ограничений предприятий общественного питания.

21 мая они направили их руководителю Роспотребнадзора Анне Поповой, министру экономического развития Максиму Решетникову, министру промышленности и торговли Денису Мантурову, представителям общественных и деловых объединений.

Документ подписан президентом ФРИО Игорем Бухаровым.

Никто «хотелки» Роспотребнадзора выполнить не в состоянии: они направлены на то, чтобы «похоронить бизнес».

Рестораторы никогда не отменяли для себя санитарных правил, перчатки не исключают мытья рук, дезинфекция всегда шла в штатном режиме.

Но работать в предложенных санитарами правилах не представляется возможным.

Поэтому рестораторы предлагают свою версию постепенного перехода в штатный режим работы ‒ всего три этапа.

1 этап ‒ режим ограничений, связанный с COVID-19. Заведения открыты только на доставку и работу навынос с соблюдением всех правил безопасности. 

2 этап ‒ режим стабилизации, стойкая тенденция к снижению заболеваемости коронавирусной инфекцией в регионе.

Открываются все летние кафе с соблюдением социального дистанцирования, между столами ‒ 1 м.

Начинают работать кафе площадью до 200 м с условием использования 50% посадочных мест.

Праздники разрешены только семейные и в отдельных залах, не более чем для 20 человек без дополнительных ограничений. 

Среди дополнительных мер второго этапа: ежедневный «входной фильтр» для персонала, обработка рук антисептиками, влажная уборка с использованием моющих средств в течение дня и дезинфекция в конце рабочей смены, проветривание помещений. 

3 этап ‒ переходный к штатному режиму, стойкая тенденция к снижению заболеваемости COVID-19 в регионе и тенденция к снижению в стране. Работают все предприятия общественного питания при соблюдении нормативных требований. Разрешены любые массовые мероприятия до 100 человек (банкеты, поминки, праздники).

Действуют дополнительные противоэпидемические мероприятия: «входной фильтр», обработка рук антисептиками, уборка по мере необходимости в течение дня и дезинфекция в конце рабочей смены, проветривание.

Первоначальные требования Роспотребнадзора никак не учитывают специфики бизнеса, их просто нельзя применять.

Единственные, кто, возможно, способен их выполнить, ‒ это крупные фастфуд-сети. А для остальных игроков рынка они означают, что открыться не удастся, и создают угрозу банкротств.

Рестораторам было непросто достичь компромисса даже между собой, но удалось выработать консолидированную позицию.

Работа по таким правилам позволит отрасли открыться, не простаивать и работать без лишних трат.

-Наши предложения более приземленные, их готовили практики.

Надеемся, они будут учтены Роспотребнадзором, иначе рекомендации ведомства останутся лишь теорией, не имеющей ничего общего с реалиями жизни, - говорят рестораторы. 

Учитывая европейский опыт, видно, что открывать летние веранды при соблюдении дистанцирования можно, это позволило бы начать работу.

 

 

23 мая, 2020 - 11:59

Анонс всероссийской онлайн-акции «Хотим работать!»

Анонс всероссийской онлайн-акции «Хотим работать!»

 

26 мая, 12.00 по московскому времени, в День российского предпринимательства аппарат Уполномоченного при Президенте России по защите прав предпринимателей Бориса Титова организует всероссийскую онлайн-акцию «Хотим работать!».

К сожалению, в 2020 году День предпринимателя – не столько праздник, сколько повод для откровенного разговора о том, как спасти предпринимателей от навалившихся напастей.

Противоэпидемические ограничения, падение доходов населения и потребительского спроса привели наш малый и средний бизнес к очень сложному положению.

 Пригласили к диалогу представителей власти.

В  студии в Центре международной торговли острые проблемы будут обсуждать тележурналист Александр Любимов, основатель MrDoors Максим Валецкий, генеральный директор лейбла Black Star Павел Курьянов, владелец сети ресторанов «Чайхана №1» Алексей Васильчук, основатель компании DNS Дмитрий Алексеев и другие известные бизнесмены и эксперты.

На связь выйдут Николай Фоменко, Сергей Шнуров, предприниматели из разных регионов России.

Ограничения понемногу снимают, предприятия постепенно возвращаются к работе. Но жизнь не наладится сама собой.

Нужно привлечь внимание к реальным и острым проблемам бизнеса и экономики. Присоединяйтесь!

26 мая в 12:00

YouTube канал «Люди Роста»

https://www.youtube.com/watch?v=ZJBUIjOpsbY

 

23 мая, 2020 - 11:51

Четверка деловых объединений и АСИ предложила Борису Титову представить Президенту единую оценку правительственного антикризисного плана

Четверка деловых объединений и АСИ предложила Борису Титову представить Президенту единую оценку правительственного антикризисного плана

 

Российский бизнес нуждается в том, чтобы его взгляд на преодоление последствий эпидемии коронавируса был донесен до верховной власти наравне с взглядом правительства.

Об этом председатель Российского союза промышленников и предпринимателей  Александр Шохин заявил 22 мая в ходе онлайн-совещания на тему подготовки очередного ежегодного доклада Уполномоченного при Президенте России по защите прав предпринимателей Бориса Титова. 

 

В онлайн-совещании, помимо Александра Шохина и Бориса Титова, участвовали президент Торгово-промышленной палаты России Сергей Катырин, президент «Деловой России» Павел Титов, президент ОПОРЫ РОССИИ Александр Калинин и глава Агентства стратегических инициатив Светлана Чупшева.

-Все знают о том, что каждое из деловых объединений уже не раз выступало с собственными оценками той ситуации, в которой мы оказались, и предложениями по выходу из нее, – отметил Шохин. – Правительство сейчас готовит сводный план восстановления экономики. Мы с интересом с ним познакомимся, сопоставим с собственным видением, посмотрим, все ли будет учтено.

Борис Юрьевич, с учетом того, что вы являетесь «человеком и институтом», попробуем направить по вашему каналу те предложения, которые в правительственный доклад не войдут.

Александр Шохин призвал к более тесной координации между деловыми объединениями, которая привела бы к реализации системных мер по реформе экономики.

Глава АСИ Светлана Чупшева, в свою очередь, предложила ситуацию с коронавирусом использовать как «окно возможностей» для регуляторной гильотины.

Надо согласованно, единым фронтом говорить об упрощении всех требований и норм к предпринимателям, – подчеркнула Чупшева.

– Эта работа сейчас законсервирована, мы не видим движения в сторону бизнеса. Роспотребнадзор ужесточает требования и закручивает гайки. Если вчитываться в его требования к рестораторам и гостиницам – лучше сразу не открываться. Выполнение требований так, как они сформированы, будет стоить предприятиям сотни тысяч рублей в месяц. Поэтому очень важно, чтобы все подобные документы проходили предварительное согласование с предпринимателями из отрасли.

 

Страницы