ПАВЕЛ СОРОКИН: «ЛЮБОВЬ ИЗНАЧАЛЬНО ЗАЛОЖЕНА В ПРИРОДЕ ЧЕЛОВЕКА»

Грандиознейшая премьера случилась в Ростовском музыкальном театре 16 и 17 апреля – опера Джакомо Пуччини «Турандот».

Даже самые вдохновенные ростовские меломаны не припомнят ничего подобного! Жизнь спектаклю дали режиссер Павел Сорокин, дирижер Андрей Иванов, художник Вячеслав Окунев, хореограф Антон Дорофеев (Санкт-Петербург), видеохудожник Сергей Некозырев (Краснодар).

Накануне премьеры мы встретились с постановщиком спектакля – главным режиссером РГМТ, лауреатом международных конкурсов Павлом Сорокиным.

- Павел Евгеньевич, почему ваш выбор пал именно на «Турандот»? Что в ней подкупило вас как постановщика?

- В планах театра, озвученных еще до пандемии, была заявлена «Тоска» Пуччини. Любой спектакль – это отличная возможность исповеди перед своим зрителем, возможность поделиться тем, что для постановщика на данный момент важнее всего, что у него БОЛИТ острее всего. А по мере погружения в материал «Тоски» я понимал, что ничего подобного здесь сказать зрителю не смогу. Как бы кощунственно это ни звучало, Пуччини не самый любимый режиссерами композитор, потому что у него в партитуре всё прописано до малейших деталей. А в «Турандот» в самом начале партитуры написано: действие происходит в сказочные легендарные времена, и эта ремарка развязывает режиссерам руки – хотя бы потому, что нет необходимости приурочивать действие к какому-то определенному историческому периоду. И музыка «Турандот» совсем не похожа на того Пуччини, каким мы знаем его по романтическим операм, - «Богема», «Мадам Баттерфляй», «Манон Леско». Он написал «Турандот» после Первой мировой войны, и музыка этой оперы представляет собой рефлексию на мир, в котором оказался и сам композитор, и все люди к 1920 году. Пуччини, как известно, писал оперу 4 года (с 1920 по 1924 гг. – до своей смерти. – Н.К.) и не закончил ее. В моей режиссерской биографии это уже третья неоконченная опера – ранее были «Женитьба» Мусоргского и его же «Хованщина». Я думаю, что Пуччини, дописав музыку до эпизода смерти Лиу ( дальше он не успел из-за того, что жизнь его оборвалась. – Н.К.), не знал, как довести оперу до счастливого финала. Сегодня мне видится, что именно тот вариант оперы, который существует, - оптимальный музыкально-драматургический вариант для решения этого грандиозного полотна.

- Какова главная идея вашей постановки и почему ее воплощение потребовало таких суперсовременных технических средств?

- Мы не ставили целью перенести действие «Турандот» в современную реальность. Главным было стремление рассказать о том, что нас (и, конечно, меня как постановщика) больше всего волнует. А волнует меня следующее: в наш век технического прогресса и цифровых технологий мы поняли (особенно это стало очевидно во времена пандемии covid-19), что можно полноценно жить и работать, не выходя из дома. От этой мысли порой становится откровенно страшно! Ученые мира работают над созданием искусственного интеллекта, и оказывается, что можно закодировать даже многие чувства в их чистом виде. Во времена пандемии эта тема приобрела вселенские масштабы: мы все оказались в мире цифровизации, где спасали лишь гаджеты, и виртуальное общение на долгие месяцы заменило нам реальное. В этих условиях мы посчитали самым важным через постановку «Турандот» поразмышлять о ЧУВСТВАХ и прежде всего, о всепобеждающей силе любви, которую несет в себе Лю (Лиу). Я убежден: любовь изначально заложена в природе человека, люди рождаются способными на это великое чувство, но жизнь почему-то во многих это первозданное чувство блокирует.

Чувство любви Лиу в нашем спектакле замуровано в прозрачный куб, внутри которого находится золотая рыбка, символизирующая ее мечту о счастье. Именно она, безответно влюбленная в Калафа, пытается растопить сердце жестокой Турандот и, осознав тщетность попытки, жертвует своей жизнью. Смерть Лиу решена условно: куб разбит, и Тимур, отец Калафа, поднимает золотую рыбку, скорбя о верной девушке. Гибель Лиу открывает Турандот чувство любви, и у нее в руках появляется белый лотос – символ жизни и пробуждения нового. А принц Калаф оказывается, к сожалению, за пределами этого преображения, потому что он оказывается недостойным чувства высокой любви.

Мы постарались всё пространство спектакля заполнить символами, и они, как загадки Турандот, должны заинтриговать зрителей, дать возможность вновь задуматься над главными ценностями человеческого бытия.

Сценографическое решение «Турандот» (художник-постановщик – народный художник России Вячеслав Окунев) поистине монументально и очень точно попало в музыкальную стилистику оперы Пуччини. Виртуозна работа художника по свету Ирины Вторниковой, которая каждый раз поражает неожиданным решением световой партитуры спектакля. Но всем этим визуальным пиршеством создатели спектакля не перекрыли основную идею постановки – любовь способна преобразить человека и открыть в нем ресурсы, о существовании которых он мог не догадываться.

 

                                                                   Наталия Красильникова

                                                                  Фото: Марина Михайлова         

Раздел: 

pars_article