Малому бизнесу приходится пробиваться на рынок через посредников

 

Для поддержки экспорта в Ростовской области нужно решить проблемы кооперации.

28 сентября   на базе журнала «Вестник агропромышленного комплекса», состоялась онлайн-конференция на тему «Экспортная деятельность российских сельхозпроизводителей: до и после пандемии»

Цели конференции:

  • обсудить с представителями власти, бизнеса и экспертного сообщества специфику работы компаний АПК, поставляющих свою продукцию на экспорт, во время пандемии коронавируса;
  • дать оценку эффективности мер поддержки экспортно ориентированных компаний со стороны Правительства РФ и правительств субъектов РФ, федерального и региональных Минсельхозов, Российского экспортного центра, Торгово-промышленной палаты РФ и других структур;
  • рассмотреть примеры грамотных действий менеджмента компаний-экспортеров АПК, скорректировавших свои приоритеты на внешних рынках в связи с COVID-19 и получивших от этого дивиденды;
  • выяснить причины неудачной работы компаний-экспортеров АПК, столкнувшихся в период пандемии с проблемами отгрузки своей продукции за рубеж и понесших убытки;
  • обобщить опыт, приобретенный компаниями-экспортерами АПК во время коронавирусной инфекции, с тем, чтобы в случае второй волны COVID-19 они имели в своем арсенале успешные практики ведения внешнеэкономической деятельности.
    В ходе дискуссии представитель Торгово-промышленной палаты в Азовском  районе  Ростовской области Петр Смородин рассказал, что сегодня на Дону 83% производства молока приходится на малый бизнес — фермерские и личные подсобные хозяйства.

Однако в этом случае дорога на рынок серьезно затрудняется сетью посредников. И в результате отпускная стоимость молока в хозяйстве и ценник на торговой полке увеличиваются в разы.
Самостоятельно выйти на зарубежные рынки фермеры и ЛПХ финансово не в состоянии. Зато в кооперации друг с другом это вполне возможно.
К примеру, в 2020 году у донских фермеров были хорошие перспективы поставок своей продукции в Сербию, но вмешалась пандемия, остановив отгрузки. Как только ситуация улучшится, считает Петр Смородин, торговля фермерскими продуктами с этой страной может быть взаимно выгодной.

А по информации начальника Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Дарьи Снитко, общее снижение экспортных поставок российской агропродуции в условиях пандемии не стало столь критическим, как с экспортом нефти, газа, угля, продуктов для производства биотоплива (соя, кукуруза), — не более 10%. Даже в предыдущие годы порой падение отмечалось более рельефно.

-Если бы не ввели квоту, Россия экспортировала бы зерновых как минимум на 1 млн. тонн больше, — уверена эксперт.

— Египет и Турция как раз расширили закупки зерна «про запас». Риски снижения экспортных поставок до конца года невелики.
С другой стороны, именно в 2020 году двузначно выросли поставки мясной продукции за рубеж, особенно мясо кур в Азию.

В частности, Вьетнам открыл свой рынок для поставок российским производителям.
-В ближайшие годы перспективы экспорта хороши из-за отсутствия рыночных ограничений (квот, дополнительных пошлин), а это станет стимулом для развития отечественного агропроизводства, — считает Дарья Снитко.

Советник президента ТПП РО Корнюш рассказал об основных проблемах, с которыми приходится сталкиваться аграриям Дона:

-У нас в области по зерновым культурам все складывается неплохо для сельхозтоваропроизводителей, особенно с учётом текущего курса доллара и его динамики.

Хорошо также, что про   введение квот и пошлин на зерно никто даже и не заикается, в отличии от подсолнечника. В области собранно 11, 5 миллиона тонн зерна.

Причем 90 процентов-  продовольственного.  

Экспорт у нас будет местного зерна примерно 5-6 миллионов тонн, плюс до трети экспортного зерна других регионов идет через наши порты. Судя по тем документам, что оформляет для экспортёров ТПП, нет никаких х оснований считать, что существуют препятствия для экспорта.  

В целом по стране думаю, 40 миллионов тонн зерна на экспорт отгрузим.

Душа болит за другое- 16   рублей стоит килограмм пшеницы. И все мы прекрасно знаем, сколько стоят продукты её переработки, особенно глубокой. А мы по-прежнему продаём практически сырьё. А   где глубокая переработка, в частности пшеницы? Если бы она была, доходы стали б еще больше.

 С подсолнечником вообще непонятная история. Обещана 20-ти процентная экспортная пошлина. Но никто   не знает, когда   она будет введена- толи сейчас, толи весной, толи никогда. И по факту, экспортёрам нет сейчас смысла вести отгрузку, оформление документов -  слишком велики риски.

Еще проблема-   это весовой контроль грузовиков. Да, это дело нужное, но вот кто контролирует процесс, и поверяет сами весы в пунктах контроля, каков фактический перегруз машин- никто не контролирует.

Кроме того, издержки на перевозку у нас по традиции включатся в стоимость контракта и ложатся на продавца.  Что в общем-то неверно.

 А главный вопрос - правила игры с Россельхознадзором по оформлению экспорта зерновых. Обычно весной надзор проводил по этому поводу совещания – «договариваются на берегу». Но их уже довольно давно не проводилось. И зачастую новые требования выясняются, когда судно уже загружено.

Также нужно пересмотреть и взаимоотношения    с припортовыми элеваторами - далеко не всегда в начале сезона известны цены на их услуги, а это сильно влияет на формирование предложений по экспорту.

 

 

 

Раздел: 

pars_article