23 марта, 2020 - 18:47

Павел Сорокин: «На сцене мне интереснее всего судьба отдельного человека»

 

После триумфально прошедшего 20-го юбилейного сезона Ростовский музыкальный театр не сбавил обороты: он продолжает удивлять зрителя новыми смелыми, амбициозными работами. Сегодня у руля – молодая команда главных специалистов: главный дирижер Андрей Иванов, главный балетмейстер и худрук балета Иван Кузнецов и главный режиссер Павел Сорокин. С ним мы и побеседовали о главных событиях уходящего сезона, о грядущих событиях и о спектаклях, поставленных им на сценах других городов Южного округа.

- Самое значительное из событий предстоящих – конечно, премьера балета Арама Хачатуряна «Спартак», которая пройдет в первой половине апреля. Для постановки приглашен Георгий Ковтун – известный балетмейстер, заслуженный деятель искусств РСФСР. Спектакль будет необычным: в него введен хор и солисты-певцы. По заказу Г.А. Ковтуна специально были написаны хоровые и сольные партии на латинском языке. Сценографию спектакля осуществляет отлично знакомый ростовскому зрителю народный художник России Вячеслав Окунев. Ему же принадлежит авторство костюмов. А художник-модельер «Спартака» - Наталья Земалиндинова.

Нельзя не сказать о больших гастролях ростовской балетной труппы и оркестра во Франции и в странах Бенилюкса. Наши артисты показали балеты «Болеро» и «Жизель». В 2019 году, который, как известно, был Годом театра, родился новый праздник – Международный день оперы, который будет отмечаться 25 октября. 22 ноября в театре прошел грандиозный концерт «Опера-гала», посвященный 20-летию рождения оперы в Ростове. Это бесспорное событие: в программу было включено достаточно оперных фрагментов, которые никогда не звучали со сцены нашего театра. Эти арии и дуэты очень сложны вокально и актерски, и нашим певцам исполнить их было почетно и очень ответственно. Мы с главным дирижером маэстро Андреем Ивановым планируем ежегодно отмечать Международный день оперы такими масштабными концертами.

В конце февраля мы показали спектакль, который нам очень дорог и который идет в театре один раз в сезон, - речь об опере Д. Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда». Катерину Измайлову пела Екатерина Краснова, на роль Сергея был приглашен один из ведущих солистов Большого театра Роман Муравицкий. Этот спектакль так долго (16 лет! – Н.К.) не сходит с нашей сцены благодаря таланту ассистента режиссера Светланы Гусевой, бережно поддерживающей в должной форме этот и другие   спектакли, давно идущие на нашей сцене. Я очень рад, что в этот раз «Леди Макбет…» прошла с абсолютным аншлагом. Спектакль, как вы знаете, -лауреат Национальной театральной премии «Золота маска» в двух номинациях.

- Павел Евгеньевич, а труппа театра не пополнилась новыми солистами в нынешнем сезоне?

- Не просто пополнилась - мы активно занимались привлечением молодых солистов для исполнения ведущих партий. Роль Джильды в «Риголетто» спела молодая, очень одаренная певица Оксана Шишенина. А дебютировала она в нашем театре в роли Адели («Летучая мышь»), активно участвовала во многих концертных программах, включая «Оперу-гала». В нашу труппу вернулся тенор Вадим Бабичук, прошедший стажировку в Молодежной оперной программе Большого театра и спевший Пинкертона в «Мадам Баттерфляй» с примой нашей оперы Натальей Дмитриевской. На днях в спектакле «Фауст» впервые вышли на сцену три солиста: Илья Говзич спел молодого Фауста, Дмитрий Рыдаев – Валентина, а в небольшой роли Вагнера выступил студент Ростовской    консерватории (класс заслуженного артиста России, доцента Александра Мусиенко), солист стажерской группы Семен Антаков.

- При такой загруженности в театре смогли вы осуществить какие-то собственные постановки?

- Да. Помимо нескольких праздничных концертов, я поставил, правда, не в Ростове, две великие русские оперы – «Князь Игорь» А. Бородина на сцене театра «Царицынская опера» в Волгограде и «Царскую невесту» Н. Римского-Корсакова в Музыкальном театре Творческого объединения «Премьера» в Краснодаре.

 

- В нашей беседе в начале сезона вы говорили, что очень углубились именно в русскую оперу и нашли там бездну смыслов, ранее ускользавших от вашего внимания. Было бы интересно узнать, О ЧЕМ вы ставили «Князя» и «Царскую»?  

- Возможно, я повторюсь, но скажу, что в своих спектаклях на исторические сюжеты я никогда не ставлю во главу угла тот исторический период, в котором живут и действуют мои сценические герои: вы видели мою «Хованщину» и «Пиковую даму». Мы с вами понимаем, что, по большому счету, ни в «Хованщине», ни в «Князе Игоре», ни в «Царской невесте» НЕТ стопроцентной исторической правды. И если бы я поставил себя на место зрителя, мне бы совершенно не хотелось видеть на сцене документальный фильм. Делая «Князя Игоря» в Волгограде (дирижер-постановщик Сергей Гринёв), я в центр внимания поставил ЧЕЛОВЕКА, на котором лежит очень большая ответственность (Игорь): он ответственен и за гибель войска, и за гибель Путивля, и за то, что подвластный ему народ в финале спектакля вновь одержим желанием идти на битву. Но я придерживаюсь другой истины, которую считаю непреложной: невозможно понять мотивы поступков человека, если мы не покажем общество, в котором он живет, и не раскроем те правила игры, по которым он вынужден играть. Это я уже перебрасываю мостик от фигуры князя Игоря к личности главного героя «Царской невесты» Григория Грязного. В этой опере у нас нет одного главного героя: в центре внимания – две пары: Марфа – Иван Лыков и Любаша – Грязной. С художником-постановщиком Еленой Вершининой мы придумали образ сада: это метафора трансформации внутреннего мира Марфы. Гибель сада для Марфы – это крушение ее мира. Марфа/Лыков, с одной стороны, и Любаша/Грязной – с другой, - это два способа решения проблем: Марфа и Лыков осознают, что в ТАКОМ мире они жить не могут и не хотят. Они не станут бороться, что-то кому-то доказывая: им проще из этого мира уйти. А Любаша с Грязным – типичные борцы, для которых выбор средств этой борьбы решающего значения не имеет. И если вернуться к вашему вопросу «О ЧЕМ ставлю?», я скажу: о том, что есть люди (Марфа – Лыков), верящие в торжество любви и справедливости, и понимающие: если это им не даровано на Земле, то любовь и счастье найдут их после ухода в лучший из миров. Вообще, русская музыка настолько космична, она требует колоссального погружения. Но ничто так не тревожит душу зрителя, как музыка, написанная для театра. Оперы, которые я имел честь поставить, - «Пиковая дама», «Хованщина», «Князь Игорь», «Царская невеста» - лучшее тому доказательство!

 

                                                                          Наталия Красильникова

                                                                           Фото: Татьяна Зубкова